ЭТНИЧЕСКАЯ ГРУППА УДИНЫ: ОТ ДРЕВНЕЙ ПИСЬМЕННОСТИ К НОВОЙ АЗБУКЕ (ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОЕ БЫТИЕ)

Р.А. ДАНАКАРИ, Р.Б. МОБИЛИ

ЭТНИЧЕСКАЯ ГРУППА УДИНЫ: ОТ ДРЕВНЕЙ ПИСЬМЕННОСТИ К НОВОЙ АЗБУКЕ (ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОЕ БЫТИЕ) 

Материалы IV Международного Конгресса Кавказоведов, Тбилиси 2016, с. 189-194.

Кризис и распад СССР, а затем интенсивные процессы глобализации и миграционные волны актуализировали проблемы бытия наций и этнических меньшинств. В конце ХХ век и начале нового столетия перед «вызовами» современности оказались не только крупные нации, но и сотни малочисленных этнических групп, в том числе и удины. Основной целью и новизной работы являются попытки исследовать значение культуры, особенно такой ее составляющей как письменность, на историю и судьбу, удинского этноса, их роль и место в формирующемся мультикультурном пространстве Южного Кавказа, выявить специфику современной идентичности.

Как один из древнейших этносов Кавказа, удины (самоназвание — уди) являются аборигенным народом, с древности живут на территории Азербайджана. Статья, подготовленная авторами этих строк, этническими удинами, опирается концептуально на общекавказскую идею, смысл которой – показать интегральность бытия Кавказа как единого ареала совместного проживания народов, где почти в одно и то же время появилась письменность, принята христианская религия, формировалась новая культура и идентичность.

Кавказ является территорией, где возникла одна из древнейших цивилизаций, он имеет уникальную историю, многотысячелетнюю богатую культуру и традиции. Он и ныне представляет собой специфическое геополитическое и духовное пространство народов, сохранивших свои генетические, этнические, лингвистические, культурные корни, родство. Как отмечал Ю.А. Жданов: «Кавказ хранит в себе мощные исторические традиции. На планете не существует региона, где жили вы длительно и совместно сотни народов… Это удивительное многоцветье является драгоценным сокровищем всего человечества. Поэтому художественная и научная мысль Кавказа концентрировала свое внимание вокруг проблемы межнациональных отношений, сотрудничества и взаимопомощи народов. Традиции Кавказа в этом смысле неисчерпаемы» [4,23].

Поэтому в современном диалоге цивилизаций и культур актуально выявить роль и место кавказских народов как специфической социальной и культурной общности, по-новому увидеть субстанциональные проблемы кавказоведения. Естественно, что опираться при этом следует на имеющийся значительный исторический опыт и накопленные научные достижения в области философии и общественно-гуманитарных наук. Они помогут наиболее объективно и оптимально двигаться к намеченной цели: заложить в современных условиях новую научную базу, разработать методологический инструментарий и исследовать основные детерминанты, позволяющие решить многие исторические и современные проблемы цивилизационного, культурного и лингвистического пространства Кавказа. В результате, в числе важнейших задач изучение цивилизационной динамики и специфики культуры народов региона, поиск путей их интеграции в единую целостность.

В настоящее время этносы Кавказ, тысячелетиями живущие на своей исторической земле, оказались перед новыми «ответами» на серьезные «вызовы». Следует согласиться с мнением С. Хантингтона, когда он пишет, что «в современном мире культурные идентичности (этнические, национальные, религиозные, цивилизационные) занимают центральное место, а союзы, антагонизмы и государственная политика складываются с учетом культурной близости и культурных различий» [11,142].

Каковы перспективы будущего кавказского региона как единого пространства бытия народов? Как сегодня в сложном геополитическом ареале соотносятся универсализм и глобализм, коллективное и индивидуальное, традиции и инновации? Как остановить процессы естественной и искусственной ассимиляции, сохранить культуру и традиции, язык и письменность народов, особенно менталитет и идентичность таких этнических групп, как удины?

Естественно, что у читателя могут возникнуть вопросы: кто такие удины? Каковы их происхождение (этногенез), этапы истории и современное бытие?

Прежде всего, отметим, что, удины (самоназвание уди) – один из древнейших коренных этносов Кавказа, аборигенный народ Азербайджана. В мире ныне проживает чуть больше 10 тысяч удин. В основном, они живут в СНГ и Грузии, несколько десятков семей эмигрировали во Францию, Италию, США и другие страны. Согласно переписи 2010 г., в Российской Федерации проживает более 4 тыс. 250 удин. Большинство историков, археологов, этнологов и лингвистов относят их к представителям дагестанской группы кавказской семьи языков [1-,3;5-6]. Подробная информация об истории, языке, культуре, традициях удин содержатся в разных источниках, в том числе и энциклопедии «Народы России» [7, 347].

Значительные сведения об их происхождении и истории, расовых и антропологических характеристиках, территории, экономике, языке, культуре, традициях, быте, охватывающих период примерно в 25 веков, имеются в древних и средневековых письменных источниках, сохранившихся до наших дней в библиотеках разных стран мира. Все метаморфозы истории Азербайджана: вторжения древних персов, античных греков и римлян, арабов и монголов, а затем турок и других захватчиков, особенно события ХХ в., оказали свое влияние на жизнь и судьбу всего удинского народа [1,3,5].

В античную эпоху (V в. до н.э. – V в. н.э.), когда существовали Древняя Греция, а затем и Римская империя, на территории Закавказья и Северного Дагестана активно функционировало древнее государство – Кавказская Албания. По свидетельствам древних и средневековых источников, мнению современных российских и зарубежных кавказоведов, удины являлись одним из главных этносов, сыгравших решающую роль в становлении этого античного государства, истории и дальнейшей его судьбе.

Отец истории Геродот (V в. до. н.э.) в своих трудах упоминает о предках современных удин (утиях), когда рассказывает о Марафонской битве (греко-персидская война – 490 г. до н.э.). Он указывает, что в составе ХIV сатрапии персидской армии воевали и солдаты утиев [8]. Многочисленные сведения о них содержатся в книгах древних персидских летописцев и античных историков Греции и Рима, в средневековых арабских источниках (Ал-Истахри, ал-Мукаддаси, Масуди, Ибн-Хаукаль и др.). В трудах античных авторов Фукидида, Страбона, Плиния, Апполония Родосского, Полибия, Тацита, Клавдия Птолемея, Плутарха, Азиния Квадрата и других рассказывается об истории, языке, культуре, религии удин [1; 6; 8; 10].

В эпоху Кавказской Албании удины занимали широкий ареал своего расселения, в том числе и территорию современного Нагорного Карабаха. Как сообщают античные историки, удины участвовали на стороне персидского царя Дария III в битве при Гавгамелах, боролись против экспансии империи Александра Македонского. Через несколько столетий, как сообщается в «Географии» Страбона, на берегах реки Куры стремились противостоять могущественным римским легионам полководцев Лукулла, Помпея и Марка Антония [1, 6, 9].

Стратегическое положение Закавказья, в том числе и территории Азербайджана, на протяжении всей всемирной истории превратило их в арену бесконечных ожесточенных сражений между великими империями Востока и Запада. Нашествие персов, римлян, византийцев, арабов, монголов, войск Тамерлана, а затем русско-иранские и русско-турецкие войны изменили историю всех кавказских народов. Изменилась географическая карта и этнический состав населения, трансформировались языки, культуры, религии, обычаи, традиции, быт [6]. Все эти драматические и трагические события оказали решающее влияние на дальнейшую судьбу одного из древнейших государств Закавказья – Кавказскую Албанию.

Первые века новой эры стали эпохой социально-экономического и культурного развития Кавказской Албании. Удины были в числе тех, кто одними из первых в Кавказе принял христианство. Воздвигаются культовые сооружения, строятся храмы и церкви. Благодаря письменности начинается перевод Библии, появляются книги религиозного и светского содержания. В результате трансформации фольклора, многих языческих традиций формируется новая литература и культура. Появляется Албанская Автокефальная (самостоятельная) церковь, которая существовала почти до середины ХIХ в. [5; 6; 9].

С VIII в. начинаются завоевания Арабского халифата в Закавказье. Они привели к падению Албанского царства как единого государства, исламизации населения, постепенному разрушению христианских святынь, уничтожению культуры, письменных источников. Начинается долгий и тяжелый период денационализации и деэтнизации народа. Однако часть удин, оставшаяся на своей исконной территории, несмотря на территориальные и этнические экспансии, продолжающие процессы ассимиляции и аккультурации, сумела до наших дней сохранить родной язык, культуру, религию и идентичность.

Рассматривая проблемы современных удин, отметим, что в конце прошлого столетия повторилась этническая трагедия начала ХХ в., но теперь это уже было связано с распадом Советского Союза. Начало карабахского конфликта и трагические события 1988–1993-х гг. заставили еще одну часть удин, живущих в Азербайджане, но уже нового поколения, покинуть историческую родину и переехать в страны СНГ.

В настоящее время удины компактно, в количестве около 4 тысяч человек, проживают в многонациональном поселке Нидж Габалинского района Азербайджанской Республики. За последние четверть века, в результате эмиграции, в России появились в России удинские диаспоры. Ныне они существуют в Волгоградской и Ростовской областях, Краснодарском крае, в таких городах, как Екатеринбург, Таганрог, Шахты, Астрахань, Сургут, Ульяновск. Несколько десятков семей удин живет и работает в Центральной России: Москве, Иваново, Калуге и Санкт-Петербурге. Достаточно многочисленная община имеется в Республике Казахстан, в городе Актау (бывший г. Шевченко), а также в Украине – Донецке, Харькове, Горловке и др.

Сегодня Азербайджанская Республика признала удин основными правопреемниками античного государства – Кавказской Албании, имевшей свою тысячелетнюю историю на Кавказе. Здесь стремятся найти их сохранить древнее и средневековое наследие, в том числе и удинского народа. Проводится огромная работа по реставрации памятников материальной и духовной культуры. Ведутся широкомасштабные археологические исследования на территории древних городов и крупных географических центров. Примером может стать продолжающиеся почти 70 лет археологические раскопки у стен древней Габалы – первой столицы Кавказской Албании. Здесь и в других местах Азербайджана было найдено огромное количество предметов древней материальной культуры. В их числе: воинские доспехи, старинные монеты, подсвечники, домашняя утварь и многое другое, на которых оказались тексты, написанные на удинском языке.

Обращаясь к истории письменности, в том числе и кавказских народов, следует признать, что, по мнению большинства ученых, занимающихся кавказоведением, государственным языком Кавказской Албании был древнеудинский язык, алфавит которого состоял из 52 букв. Он получил широкое применение, на нем были переведены Библия и другие религиозные тексты, на нем многие века велась церковная служба.

Если обратиться к началу и середине XX века, то именно в этот период были найдены несколько надписей на албанском языке. В 1937 году И. В. Абуладзе нашёл албанский алфавит.  В 1948—1952 гг., во время раскопок в Мингечауре, было сделаны ещё несколько находок. В 1956 году в США А. Курдиан нашел второй экземпляр алфавита (переписанный в XVI в.). В 1948 году около г. Мингечаур, во время строительства ГЭС, был раскопан раннесредневековый христианский храм VI-VII вв. Здесь был найден первый образец албанской эпиграфики. Правда, ученым сразу не удавалось ее прочесть.

В 1996 году грузинский ученый Заза Алексидзе обнаружил в монастыре Св. Екатерины на Синае грузино-албанский палимпсест (около VII—VIII века. Найденный текст представляет собой богослужебный сборник, включающий в основном отрывки из Нового Завета. После этой находки отпали все сомнения в существовании албанского алфавита и развитого литературного языка. [13].

В настоящее время эти тексты расшифрованы, переведены и опубликованы. После изучения этих текстов специалисты однозначно сделали вывод — албанский язык ближе всего к удинскому языку. Над дешифровкой Палимпсеста работал коллектив авторов, в числе которых были Заза Алексидзе, Вольфганг Шульце, Йост Гепперт. Работа издана в 2 томах (530 страниц) в издательстве «Брепольс» расположенное в бельгийском городе Тюрнхаут [13].

Можно отметить, что ХХ век стал важным не только для археологии удин, но и истории их языка. Начинаются первые научные исследования языка, предпринимаются попытки создать письменность. Начало изучению удинского языка связано с именем А.А Шифнера, который в 1863 году напечатал монографию. В дальнейшем эту работу продолжил А.Дирр. В 1902 г. он опубликовал свою «Грамматику удинского языка». Большой вклад по изучения родного языка, созданию письменности внесли сами удины. В первую очередь, это Георгий Бежанов, удин из Варташена,  который активно помогал Шифнеру в исследовании родного языка. Он начал составлять словарь своего языка, однако преждевременная смерть прервала его работу. В конце XIX века удинами из с. Варташен, братьями С. и М. Бежановыми, были собраны удинские сказки и легенды. Они были опубликованы в «Сборнике материалов для описания местностей и племен Кавказа», правда, на основе кириллической графики. В том же издании оказалось «Святое Евангелие от Матфея, Марка, Луки и Иоанна» на удинском языке, переведенное и подготовленное ими же. Исследованием удинского языка занимались Абкар Паязат и Семен Урузов, также удины из Варташена. С. Урузов работал над лексикой удинского языка, им же был составлен словарь.

Большой вклад в научное исследование удинского языка внесли Е. Ф. Джейранишвили (удин из Зинобиани) и В. Н. Панчвидзе, исследовавшие грамматику удинского языка. Особо следует отметить работу уроженца с. Нидж, доктора филологических наук Ворошила Гукасяна. В 1974 году, используя ниджский и варташенский диалекты, он издал «Удинско-азербайджанско-русский словарь». Сам словарь был составлен на высоком профессиональном уровне. Для обозначения звуков удинского языка здесь использовался общепринятый способ практической транскрипции для народов Кавказа — транскрипция на основе кириллической графики с добавлением дополнительных знаков. Словарь содержал огромный лексический материал; впервые появилась возможность обозначить удинские звуки на письме. Однако язык удин долгое время еще оставался бесписьменным, потому что выпуск словаря не предназначался для практических целей, он имел только научную ценность.

Исследуя социально-философские и этнологические особенности бытия удин, отметим, что наличие на нашей планете нескольких тысяч этносов и этнических групп, говорящих на разных языках и диалектах – это свидетельство полифонии культур и многообразия цивилизаций. Однако сегодня каждая нация, представитель каждого этноса составляет только часть современного мира, который как целостность превосходит простую сумму культур и цивилизаций, бытия всех этносов. Важно за всеми противоречиями и конфликтами, универсальностью и уникальности, увидеть черты всеобщности и целостности мира. Очевидно, что ни одна из цивилизаций и культур, ни один этнос, даже самый большой, не может претендовать на абсолютность и универсальность, навязывать свои идеи и идеалы, ценности и традиции другим народам, быть эталоном для человечества.

Исследование этнического бытия удин, их культуры и идентичности как особых феноменов, предполагает акцентирование внимания на следующих аспектах. Во-первых, все они разворачиваются в специфическом социально-этническом пространстве и социально-этническом времени. Исследование истории, языка, письменности, культуры, менталитета удин возможно только с помощью междисциплинарной методологии. В результате, в первую очередь, придется дать ответы философские вопросы субстанционального и онтологического, герменевтического и феноменологического порядка: какова специфика этнического бытия удин? Какие смыслы содержит язык, письменность, мифы, символы, артефакты? Каким является «жизненный мир» удинского этноса? Аналитика этих и других вопросов этносоциального бытия удин позволили выявить следующие моменты:

1. Удины всегда жили и сегодня живут в многонациональной среде, вместе с представителями разных этносов и религий. Стремление к взаимодействию и диалогу, открытости и партнерству присуще им изначально, оно детерминировано многообразием и общностью их бытия. Поэтому они всегда легко воспринимали ценности и культуру, цивилизационные коды людей разных цивилизаций.

2. В силу полиэтничности удины толерантны и миролюбивы, с уважением и доверием относятся к инонациональному соседу. Они адекватны в оценке себя и стремлении понять «жизненный мир» Другого, ценности и традиции окружающих, людей разных национальностей и религий, сравнивать предметы и объекты своей культуры с иной культурой, переноситься в другое социокультурное измерение. Для ученого в этой связи значительный научный интерес представляет этническое пространство удина, ментальность, мир бытия, идентичности как определенная целостность, константа, система ценностей в непрерывно меняющихся условиях динамики современного общества. Удивительным является историческое бытие удин, как и каким образом они выжили и сумели сохраниться. Известно, что на Кавказе, на протяжении всей его древней и современной истории, в том числе и в том большом ареале, где жили и живут удины, шли бесконечные войны между великими империями, происходили чужеземные завоевания, грабительские походы, переселения и ассимиляции народов.

3. В течение нескольких тысячелетий удины прошли через многие жестокие оккупации, трагедии и драмы. В ХVII-ХХ вв. из крупной народности они ныне превратились в малочисленную этническую группу. Однако осуществляя свою жизнедеятельность в полиэтнической среде, в условиях многоязычия, им удалось до наших дней сохранить историю и язык, культуру и веру, традиции и идентичность.

4. Сегодня удины, живущие как на исторической Родине, так и в инонациональной среде, стремятся непрерывно объективировать окружающую реальность, трансформировать свою субъективность, найти новые смыслы бытия, сформировать поликультурную идентичность. Целостность и цельность их этнического бытия – это результат интеграции, синтеза идей соборности православного христианства и коллективизма с ценностями гуманизма, соединения кавказских традиций и восточной ментальности.

5. Бытие удина, несмотря на восприимчивость к достижениям модернизации, часто не вписывается в жесткую однозначную логику Аристотеля. Для них характерна синтетическая логика – логика взаимосвязанного, взаимозависимого полиэтнического и поликультурного бытия. Культура диалога и понимания позволяет удинам выявлять единое в различном и различное в едином. Очевидно, что единство различных форм в культуре поддерживается не только тождеством, но и различием их природы, социокультурной идентичностью.

6. Удинский этос всегда коммуникативен и диалогичен, в нем не принято ставить партнера перед жестким однозначным выбором и требованием однозначного ответа. Для удина встреча с представителем другой культуры — это всегда диалог равноправных субъектов, открытие нового, принятие иной логики, человека «другого» мира. И несмотря даже на то, что собеседник является представителем «чужого» этноса, языка, религии, цивилизации.

7. Современное бытие удин и мир их идентичности можно понять, если использовать принципы понимающего знания и дополнительности. Сегодня только путь одновременного рационального и иррационального понимания может быть адекватным для культурного восприятия многообразия мира. Современный человек прибывает в особом, символическом универсуме культуры, он не сможет существовать, если будет подчиняться только объективным законам и закономерностям, строго следовать реалиям и очевидным фактам. Человек пока сам для себя является тайной, погружен в макрокосм, не представляет себя без истории, древних мифов и современных символов, использует лингвистические формы языка и художественные образы, опирается на традиции и ритуалы.

8. Культуру удин следует рассматривать как особую объективную и субъективную реальность. Она одновременно традиционна и динамична, включает мифы и фантазию, моральные ценности и категорические императивы, оценки и табу. На наш взгляд, культура – это не только усилие, преодоление естества мира и самого человека, а сложный путь и особые тернии. На наш взгляд, она включает искусство непрерывной диалектики, производство и воспроизводство материального и духовного, рационального и иррационального: события, коды, артефакты, интуицию.

9. Феномены история и судьба удин свидетельствуют о том, традиционные общества нельзя однозначно интерпретировать как замкнутые и архаичные, патриархальные и отсталые системы. Они динамичны и современны, потому что помогают понять уникальность и многообразие мира, смотреть его бытие не просто другими глазами, с разных сторон, аспектов, а именно: глазами Другого.

Сегодня удины, живущие в диаспоре, России и других стран СНГ, продолжают искать связи, налаживать контакты с исторической Родиной – Азербайджанской Республикой, с поселком Нидж. Они часто приглашают родных и близких на юбилеи, свадьбы и другие мероприятия. Стало традицией отмечать Рождество, Пасху, праздники религиозного и светского характера тех стран, в которых они живут. На торжествах удин всегда присутствуют гости, представители многих национальностей, живущих в регионе.

Завершая статью, отметим, что современная реальность вносит свои коррективы в бытие удин. Продолжаются процессы ассимиляции и аккультурации, забываются родной язык, традиции, обычаи, многие элементы быта. В этой связи все более сложными становятся задачи, стоящие перед удинскими общинами, функционирующими за пределами Азербайджана. Сегодня они заключаются в следующем: во-первых, все более актуальным становится работа по сохранению истории, родного языка, культуры, идентичности; во-вторых, по обеспечению мира и согласия, добрососедства и дружбы со всеми народами. В-третьих, в необходимости интеграции удин в многонациональное и поликонфессиональное общество страны проживания, гражданами которого они являются.

Сегодня удины, живущие в Азербайджанской Республике, благодаря наличию новой письменности [12], в школах изучают родной язык, что во многом помогает приобщиться к древней и современной культуре, сохранить историю и идентичность, традиции и обычаи, жить с надеждой на будущее.

Л и т е р а т у р а

1. Алиев К. Г. Античная Кавказская Албания. – Баку, Азернешр,1992. -238 с.

2. Геродот. История. В девяти книгах / пер. с древнегреч. – Л.: Наука, 1972. 600 с.

3. Данакари Р. А. Этническое бытие (опыт социально-философского и политического исследования): монография – изд-во Волгоградского филиала ФГБОУ ВПО РАНХиГС, 2015.- 348 с.

4. Жданов Ю.А. Солнечное сплетение Евразии. — Майкоп, 1999. – 40 с.

5. Иеромонах Алексий (Никаноров). История христианства в Кавказской Албании. – Баку: Изд-во «Нурлан», 2005. 194 с.

6. Мамедова Ф. Кавказская Албания и албаны. – Баку, ЦИКА, 2005. 608 с.

7. Народы России: энциклопедия / гл. ред. В. А. Тишков. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1994. – 479 с.

8. Страбон. География в 17 книгах / Книга ХVI. – Гл. 4. – М.: «Ладомир», 1994. – 940 с.

9. Тревер К. В. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании IV в. до н. э. – VII в. н. э. – М.–Л., 1959. 234 с.

10. Удинский сборник: грамматика, лексика, история языка / Редакционная коллегия: М. Е. Алексеев (отв. ред.), Т. А. Майсак, Д.С. Ганенков, Ю. А. Ландер. – М.: Academia, 2008.–464 с.

11. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций и изменение мирового порядка (отрывки книги) // Pro et Contra. Т. 2. — № 2. — М,1997. — С. 142-147.

12. Robert Mobili — «Удинско-азербайджанско-русский словарь». Изд-во «Леман», ISBM 978-9952-8024-6-7. Баку. 2010г., 368с.

13. Monumental palaeographica medii aevi. Series Ibero-Caucasica. The Caucasian Albanian Palimpsest of the Mount Sinai. Volume I, II. 2009

Сайт сделан в мастерской Ivan-E