УДИНЫ КАК ЭТНИЧЕСКАЯ ГРУППА: ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ И МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Статья Р.А. Данакари

 

УДИНЫ КАК ЭТНИЧЕСКАЯ ГРУППА: ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ И МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Р. А. Данакари,

 

доктор философских наук, профессор,

Волгоградская академия государственной службы

 

Статья опубликована в журнале: Научный вестник Волгоградской академии государственной службы. // Научный вестник ВАГС, - Серия «Политология и социология», -№1/5, - 2011.

 

В статье анализируются проблемы защиты прав этнических и национальных меньшинств в мире, межнациональных отношений в России. В центре исследования – удины как специфическая этническая группа, происхождение и история, вопросы эмиграции и социального бытия, их роль и место в формировании новой исторической общности – российского народа.

Ключевые слова: этническая группа, удины, национальный вопрос, национальная политика, миграция, диаспоры, межэтнические отношения.

 

UDI ETHNIC GROUP: FACTORS OF DEVELOPMENT AND INTER-ETHNIC RELATIONS IN THE RUSSIAN FEDERATION

R. A. Danakari

 

This article analyzes the problem of protecting the rights of ethnic and national minorities in the world, relations between ethnic groups in Russia. In the centre of studies of UDI as a specific ethnic group, its origins and history, emigration and social being, their role and place in the formation of a new historical society – the Russian people.

Keywords: ethnic group,UDI, national question, national policies, migration, diaspora, inter-ethnic relations.

 

За последние десятилетия в мире значительно возрос интерес к истории этнического бытия народов, постижению природы и сущности больших и малых этносов, специфике «национального вопроса» и межэтнических отношений. Значительную актуальность приобрели многочисленные проблемы существования наций и этносов, естественной и искусственной ассимиляции и аккультурации, идеи «плавильного котла» и мультикультурализма, вопросы сохранения цивилизационного и культурного разнообразия народов, их этнической идентичности, традиций и обычаев. В условиях непрерывно меняющейся повседневности в центре внимания науки и социальной практики оказались национальная или этническая политика государства, вопросы прав человека и прав народов на самоопределение, которые будоражат умы, волнуют сотни миллионов людей на всех континентах, требуют поиска адекватного решения. Они объективны и правомерны в условиях современного типа глобализации, разрушающего традиционные общества, основы жизнедеятельности и духовные ценности людей.

Конституция Российской Федерации закрепляет никогда ранее не практиковавшуюся в стране модель соотнесенности человека и государства. Плюрализм мнений сформировал в российской науке и социуме широкий спектр мнений в отношении моделей общественной эволюции и развитиячеловека. В основном они касаются двух социальных теорий. Первая связана с возникшей в эпоху античности и детально разработанной философами Нового времени теории естественного права с приоритетом прав человека на жизнь, свободу, равенство и собственность. Сторонники другой точки зрения преимущество отдают теории всемогущества государства, защищают необходимость жесткой централизации, вертикали власти. Оба концептуальных подхода находятся в состоянии диффузии и направлены на модернизацию социума и изменение сознания россиян. Борьба между представителями указанных социальных теорий отражается как на жизни общества и деятельности государства, так и всей социальной практике и законодательстве. Как известно, в 1948 году Организация Объединенных Наций приняла Всеобщую Декларацию прав человека. С 1993 года основные права и свободы наших граждан закреплены в Конституции Российской Федерации. Современная Россия признала приоритетность данного международно-правового документа, что обеспечивает правовой статус россиян наравне с жителями развитых западных стран.

Сегодня малые этносы или национальные меньшинства как граждане России являются объектом и субъектом государственной национальной политики, которая определяется с позиций, признаваемых мировым сообществом принципов защиты основных прав и свобод человека и гарантий равенства и отсутствия дискриминации. В соответствии с принятой ООН в 1992 г. Декларацией о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам, они обладают особыми правами в дополнение к общепризнанным правам человека. Например, к нему Декларация относит: защиту со стороны государства национальной, этнической, культурной, религиозной и языковой идентичности и самобытности (ст. 1); право пользоваться собственной культурой, исповедовать свою религию и использовать свой язык в частной и общественной жизни (ст. 2.1); право участвовать в культурной, религиозной, социальной, экономической и общественной жизни (ст. 2.2); право участвовать при принятии решений, затрагивающих меньшинства на общенациональном и региональном уровнях (ст. 2.3); право создавать и осуществлять деятельность собственных объединений (ст. 2.4); право создавать и поддерживать контакты с другими членами их группы и с людьми, принадлежащими к другим меньшинствам, как в своей стране, так и за пределами государственных границ (ст. 2.5). Все изложенные права меньшинств государство должно защищать и гарантировать следующими средствами: 1) создавать благоприятные условия, позволяющие лицам, которые принадлежат к меньшинствам, выражать особенности и развивать культуру, язык, традиции и обычаи; 2) предоставлять им соответствующие возможности для изучения родного языка или создавать систему обучения на их родном языке; 3) содействовать в изучении истории, традиций, языка и культуры меньшинств, живущих на территории страны, и в то же время обеспечить возможность доступа к знаниям и культуре сообщества в целом; 4) предоставлять им возможность участвовать в экономическом прогрессе и развитии страны в целом; 5) учитывать законные интересы меньшинств в осуществлении национальной политики и программ, а также в планировании и реализации программ сотрудничества и помощи; 6) сотрудничать с другими государствами в вопросах, касающихся меньшинств, включая обмен информацией и опытом в целях сохранения взаимопонимания и доверия.

Сегодня Российская Федерация соблюдает принятые на себя международные обязательства по отношению к этническим и национальным меньшинствам. Разработана Концепция государственной национальной политики, целью которой является создание условий для социальной и правовой защищенности прав и свобод человека и гражданина независимо от его расы, национальности, языка, отношения к религии, принадлежности к социальным группам и общественным объединениям. Конституция страны требует формирования в Российской Федерации реального демократического, социального и правового государства. Содержание национальной политики заключается в учете этнического фактора и строительстве подлинного федеративного многонационального государства. В Концепции государственной национальной политики Российской Федерации признаютсяпротиворечия между государством и национальными меньшинствами. В числе важнейших задач государства, требующих решения, Концепция признает необходимость обеспечения политической и правовой защищенности малых этносов и национальных меньшинств.

Рассмотрев универсальные вопросы прав человека и гражданина, проанализировав основные международные документы, касающиеся защиты прав национальных и этнических меньшинств, хотелось бы ознакомить читателей непосредственно с удинами (кем является и автор этих строк) как этнической группой, их историей и современным социальным бытием.

Естественно, что возникают вопросы: кто такие удины? Каково их происхождение (этногенез), как формировалась их история и сложилась судьба? Какую историческую роль играли удины на геополитической карте Кавказа как субъекты мирового развития? Когда оказались в составе Российской империи? Где они сегодня живут и сколько их в Российской Федерации?

Удины (самоназвание уди) – один из древнейших коренных этносов Кавказа, аборигенный народ Азербайджана. Значительные сведения об их истории, расовых и антропологических характеристиках, происхождении, территории, экономике, языке, культуре, традициях, быте, охватывающих период примерно в 25 веков, имеются в сохранившихся древних и средневековых письменных источниках разных народов мира. Все метаморфозы истории Азербайджана: вторжения древних персов, античных греков и римлян, арабов и монголов, а затем турок и других захватчиков, особенно события ХХ в., оказали решающее влияние на жизнь и судьбу всего удинского народа [2–5; 11; 14].

Большинство археологов, историков и лингвистов относят их к представителям дагестанской группы кавказских языков [1; 2–5; 8; 11; 15]. С 50-х гг. ХХ в. удины стали русскоязычными, что оказало в условиях распада СССР решающую роль при переселении части из них на территорию России. Согласно переписи 2002 г., в республиках, краях и областях Российской Федерации проживает более 2 тыс. 700 удин. Среди них есть ученые, писатели, врачи, юристы, инженеры, строители, бизнесмены и представители других профессий. Подробные сведения об истории, языке, культуре, традициях, праздниках, быте удин содержатся в энциклопедии «Народы России» [7; 15].

Возвращаясь к истории, отметим, что в античную эпоху (V в. до н.э. – V в. н.э.), когда существовали Древняя Греция, а затем и Римская империя, на территории Закавказья и Дагестана активно функционировало древнее государство – Кавказская Албания. Удины являлись одним изглавных этносов, по свидетельствам древних и средневековых источников, мнению современных российских и зарубежных ученых-кавказоведов.

О предках современных удин (утиях), упоминает в своих трудах Геродот (V в. до. н.э.), когда рассказывает о Марафонской битве (греко-персидская война – 490 г. до н.э.). Он указывает, что в составе ХIV сатрапии персидской армии воевали и солдаты утиев [6].

Как отмечалось ранее, удины являются одним из древнейших и коренных этносов Кавказа, проживающих и ныне на территории Азербайджана. Многочисленные сведения о них содержатся в книгах древних персидских летописцев и античных историков Греции и Рима, в средневековых арабских источниках (Ал-Истахри, ал-Мукаддаси, Масуди,Ибн-Хаукаль и др.). В трудах античных авторов Фукидида, Страбона, Плиния, Апполония Родосского, Полибия, Тацита, Клавдия Птолемея, Плутарха, Азиния Квадрата и других рассказывается об истории, языке, культуре, религии удин [1; 14; 17; 19].

В Кавказской Албании удины занимали широкий ареал своего расселения, в том числе и территорию современного Нагорного Карабаха. Как сообщают античные историки, удины участвовали на стороне персидского царя Дария III в битве при Гавгамелах, боролись против экспансии империи Александра Македонского. Через несколько столетий, как сообщается в «Географии» Страбона, на берегах реки Куры они совместно с другими народами стремились противостоять могущественным римским легионам полководцев Лукулла, Помпея и Марка Антония [17]. Стратегическое положение Закавказья, в том числе и территории Азербайджана, на протяжении всей всемирной истории превратило их в арену, поле бесконечных ожесточенных битв, сражений, войн между великими империями Востока и Запада. Нашествие персов, римлян, византийцев, арабов, монголов, войск Тамерлана, а затем русско-иранские и русско-турецкие войны изменили радикально историю и судьбу всех закавказских народов. Изменилась географическая карта и этнический состав населения, трансформировались языки, культуры, религии, обычаи, традиции, быт [14].

Все эти драматические и трагические события оказали решающее влияние на дальнейшую судьбу одного из древнейших государств Закавказья – Кавказскую Албанию. Первые века новой эры стали эпохой социально-экономического и культурного развития Кавказской Албании. Отметим, что удины одними из первых в Закавказье приняли христианство. Развивается культура, воздвигаются культовые сооружения, появляется письменность, литература, поэты и писатели, строятся школы, создаются книги религиозного и светского содержания, переводится Библия. Появляется Албанская Автокефальная (самостоятельная) церковь, которая существовала почти до середины ХIХ в. [11; 14; 19].

Обширные сведения об истории и культуре удин оставил в своей «Истории албан» средневековый летописец Моисей Каланкатуйский (Утийский). Распространение христианства на территории Кавказской Албании традиция связывает с событиями I в. н.э, с именем ученика апостола Фаддея – апостола Елисея, рукоположенного первым иерусалимским патриархом – апостолом Иаковым. Как свидетельствует Моисей Каланкатуйский, апостол Елисей прибыл из Иерусалима в Кавказскую Албанию, начал проповеди Благой Вести, т. е. Евангелия. Построил в селении Гис (в настоящее время село Киш Шекинского района Азербайджана) первую в Закавказье христианскую церковь. Несмотря на мученическую смерть апостола Елисея, учение Христа получает здесь широкое распространение. Через некоторое время (IV в.) христианство становится государственной религией в Кавказской Албании [12].

С VIII в. начинаются завоевания Арабского халифата в Закавказье. В результате они привели к падению Албанского царства как единого государства, положили начало исламизации населения, постепенному разрушению христианских святынь, уничтожению культуры, письменных источников. Начинается долгий и тяжелый период денационализации и деэтнизации удинского этноса, процессы арменизации, грузинизации и тюркизации удин. Однако в течение целого тысячелетия знать и высшее духовенство предпринимали неоднократные попытки возродить единое Албанское государство, культуру, вернуть территории, восстановить статус языка, традиции. Только в эпоху Средневековья на территории Нагорного Карабаха и вокруг него возникают лишь отдельные мелкие княжества (меликства). Среди исторических документов сохранилось обращение удин за помощью к Петру I как главе Российской империи. В конце правления императрицы Екатерины II князь Потемкин разработал проект о возрождении Албанского царства, но восшествие на престол Павла I предало эту идею забвению.

В первых десятилетиях ХIХ в., в результате русско-иранской войны, Северный Азербайджан (территория бывшей Кавказской Албании) оказался в составе Российской империи. В 1836 года произошло одно из самых драматических событий в религиозной и культурной жизни удин. По высочайшему повелению императора Николая I и решению Святейшего Синода было ликвидировано патриаршество и упразднена Албанская Автокефальная церковь. Почти все было передано Эчмиадзину, уже ставшему новым религиозным центром армян на Кавказе.

В начале ХХ века Армяно-григорианская церковь, с целью сокрытия следов албано-удинской культуры и литературы, с разрешения Святейшего Синода Московской патриархии, уничтожила в числе старых архивов и архив древней Албанской церкви. В результате, были сожжены и уничтожены древние летописи и старинные книги, утеряна хозяйственная утварь и огромные ценности, прерван культурный и религиозный опыт нескольких тысячелетний. Словом, безвозвратно потерян огромный пласт духовной культуры народов Кавказа, в том числе и удин, древние и средневековые исторические и литературные памятники,традиции богослужения, особый язык, память веков – «жизненный мир» людей, система ценностей, обряды, обычаи [14].

Уже ко второй половине XIX– нач.XX вв. осталась относительно небольшая часть удин, знающих родной язык и историю, сохранивших этническую идентичность, традиции. Однако, несмотря на активные процессы естественной и искусственной ассимиляции, аккультурации, на весь драматизм и трагизм своего многотысячелетнего исторического бытия, они смогли сохранить свой язык, культуру, традиции и обычаи. После развала Российской империи, потрясений и трагических событий Гражданской войны, в 1922 г. удины из села Варташен (ныне г. Огуз), в количестве 400 человек, покинув Азербайджанскую ССР, переселились в Грузию. За прошедший период живущие там переселенцы подверглись значительной ассимиляции, потеряли свой язык, традиции и обычаи, почти полностью влились в грузинский этнос.

Хочется отметить, что многоязычие удин является уникальным феноменом истории их этнического бытия. Знание языков народов Закавказья было обычным явлением. С 1875 г. в Елизаветпольской губернии Российской империи, на территории нынешней Азербайджанской Республики, начинает работать первая православная удинско-русская школа. В XIXXX вв. удины учились на армянском, азербайджанском и русском языках. Со второй половины прошлого столетия они стали русскоязычными. Однако удинам за многие тысячелетия территориальной и этнической экспансии со стороны многих империй и государств удалось остаться на своей исконной территории, сохранить культуру: язык, религию, свою самобытность, самосознание, этноним (самоназвание).

По мнению многих ученых, в том числе и доктора исторических наук, профессора Фариды Мамедовой из Баку, роль и значение удин в истории народов Закавказья и Дагестана, особенно Азербайджана, подобна роли кельтов в жизни и формировании англосаксонской и французской наций. В своей книге «Кавказская Албания и албаны» Ф. Мамедова пишет, что удины, являясь одним из древних и автохтонных народов Кавказа, прямыми потомки античных албан, в числе прочих, стали предками азербайджанского народа и этносов Дагестана. Их язык относится к кавказской языковой семье, дагестанской группе. Алфавит состоит из 52 букв, лексика изобилует словами из древних языков разных народов. С 1836 г., уже в составе Российской империи, удины, лишенные церковнойобители, вынуждены была терпеть все невзгоды и лишения. Однако до наших дней удалось сохранить родной язык и религиозные корни. Их судьба не имеет аналогов в истории христианства [7; 14].

Ярким примером всех драматических превращений, метаморфоз является трагическая история и судьба семьи русского религиозного философа ХХ в. Павла Александровича Флоренского, родившегося в г. Евлах, на территории Азербайджана, в семье инженера-железнодорожника. Многие известные в мире ученые считали его Леонардо да Винчи ХХ века, гением науки и великим философом современности. Огромный интерес представляет вся его биография.

Обращаясь к генеалогии семьи П. Флоренского, отметим, что его мать была родом из Карабаха, древней албанской аристократической фамилии, сохранившей всю жизнь верность традициям предков. Фfont-size: medium;апример, к нему Декларация относит: защиту со стороны государства национальной, этнической, культурной, религиозной и языковой идентичности и самобытности (ст. 1); право пользоваться собственной культурой, исповедовать свою религию и использовать свой язык в частной /spanКак отмечалось ранее, удины являются одfont-size: medium;p style=илософу стоило больших усилий узнать что-либо о прошлом своей матери, о ее родовых карабахских корнях, ибо на это было наложено табу [14]. Он одним из первых отмечает в своих записях, что Карабах является исторической родиной удин. П. Флоренский на протяжении недолгой жизни старался найти с align=span style=вои древние корни. Об этом свидетельствуют и сохранившиеся письма, отправленные ученым и философом в далекие 30-е годы прошлого столетия из Соловецкого и других лагерей [21].

Возвращаясь к современной истории удин, отметим, что в конце прошлого столетия повторилась этническая трагедия начала ХХ в., но теперь уже это было связано с распадом Советского Союза. Начало карабахского конфликта и трагические события 1988–1990-х гг. заставили еще одну часть удин, но уже нового поколения, живущих в Азербайджане, покинуть историческую родину и переехать в страны СНГ.

Сегодня удины компактно, в количестве около 5 тыс. человек, проживают в многонациональном поселке Нидж Габалинского района Азербайджанской Республики. В поселке функционирует несколько русских и азербайджанских школ, действуют социальные и культурные объекты, имеется множество магазинов и пунктов торгового, хозяйственного и бытового назначения. Активно работает Удинская культурно-просветительская община, которая объединяет всех односельчан итех удин, которые живут в Баку, а также в других городах и районах Азербайджана.

Удины, которые живут в поселке Нидж, поддерживает тесную связь со своими родными, земляками, живущими в России, ее республиках, краях и областях, а также в других странах СНГ и дальнем зарубежье. Удинские диаспоры существуют в Волгоградской и Ростовской областях, в Краснодарском крае, Екатеринбурге, Таганроге, Сургуте, Шахтах, Ульяновске. Несколько десятков семей удин живет и работает в Центральной России: Калуге, Москве и Санкт-Петербурге. Достаточно многочисленная община удин проживает в Республике Казахстан, в городе Актау (бывший г. Шевченко), а также в Украине – Донецке, Харькове, Горловке и др.

В мае 2006 г. в поселке Нидж произошло событие всемирно-исторического значения. При поддержке государственных органов, депутатов парламента, научной и культурной общественности Азербайджана, а также Норвежской Гуманитарной Ассоциации, после реставрации, там открылась средневековая удинская церковь. Она была освящена служителями Бакинской епархии Русской православной церкви. Началось возрождение Албанской православной церкви. В настоящее время удины, проживающие в Азербайджанской Республике, стремятся активно участвовать в формировании многонационального азербайджанского народа и внести свою лепту в строительство независимого демократического государств [9].

Касаясь проблемы исследования удинского языка, отметим, что он привлекает внимание ученых с начала ХIХ в. В 1863 г. А. А. Шифнер на основе словаря удина Георгия Бежанова издает «Удинско-немецкий словник». В 1891 г. в Санкт-Петербурге был издан объемистый научный труд А. В. Старчевского «Кавказский толмач», в котором содержится перевод 1756 удинских слов. В нем также дан краткий очерк истории удинского языка. С тех пор началось активное изучение фонетики, морфологии, лексики удинского языка. В 1903 году выходит книга А. М. Дирра «Грамматика удинского языка». Через несколько десятилетий, в 1939 г. появляется работа А. Боуда. Исследованием удинского языка занимались и продолжают заниматься такие ученые, как Ю. Клапрот, Рих. Эркерт, Э. Эйхвалд, А. Дирр, А. Шегрен, А. Шифрен, К. Боуд, В. Панчвидзе, Ив. Джавахашвили, Е. Джейранишвили, Ф. и М. Джейранашвили, М. Бежанов, Арн. Чикобава, Г. Ворошил, Г. Климов, Г. Кечаари [6]. В настоящее время над изучением истории, языка, лексики, культуры удин продолжают трудиться известные ученые стран Запада и СНГ: Жил Отье, Бернард Утье, Вольфганг Шульц, Заза Алексидзе, Ядвига Петрусинска, Тариель Сихарулидзе, Джонатан Ким и Дж. Клифон и другие [2–5; 8; 13; 16; 22; 23].

В исследовании и дешифровке древних албанских (удинских) источников значительные усилия приложили советские и западные ученые. В их числе И. В. Абуладзе, который в 1937 г. нашелдревний албанский алфавит, состоящий из 52 букв, а затем приступил к его дешифровке. В 1956 г. А. Курдиан (США) открыл второй экземпляр алфавита. Исследования А. Шанидзе и Ж. Дюмезиля позволили подтвердить, что сохранившиеся древние албанские источники написаны на древнеудинском языке.

Огромная заслуга в изучении родного языка принадлежит доктору филологических наук Г. Ворошилу (удин из п. Нидж), работавшему старшим научным сотрудником Института языкознания им. Насими в Баку, в Академии наук Азербайджанской ССР. Всю свою сознательную жизнь он стремился вернуть из небытия древнюю и великую историю Азербайджана, показать историческую роль Кавказской Албании в судьбе народов Закавказья, вскрыть все лингвистическое и лексическое богатство удинского языка [2–5].

Особо хочется отметить научную ценность работы известного ленинградского ученого К. В. Тревер, которая одной из первых дала мировой науке углубленное представление по истории и культуре древней Кавказской Албании. На ХХV Международном конгрессе востоковедов, выступив в лучших традициях академической науки, она представила доклад на основе своей фундаментальной монографии «Очерки по истории и культуре Кавказской Албании IV в. до н. э. – VII в. н. э.» [19].

Известные азербайджанские ученые К. Алиев, З. Буниятов, Ф. Мамедова, Г. Джавадов, Р. Гусейнов и другие на основе огромных исторических, археологических, этнографических и лингвистических материалов создали фундаментальные труды по истории и культуре Азербайджана, доказали относительно длительное существование албанской государственности, показали значительную роль удин в истории Закавказья, особенно Азербайджана. Они рассказали республиканской и мировой общественности историю Кавказской Албании, удинского народа, его драматическую судьбу, значение языка, культуры, традиций и обычаев для науки и культуры [1; 9; 14].

В 1996 г. событием всемирно-исторического значения для кавказоведения стал обнаруженный членом-корреспондентом АН Грузии З. Н. Алексидзе в монастыре Св. Екатерины на Синайской горе (Египет) грузино-албанского палимпсеста. Сохранившиеся тексты албанского палимпсеста были расшифрованы только на основе удинского языка. Например, тексты из Евангелия (главы от Матфея, Луки и Иоанна), соборные послания святых апостолов Петра, Якова и Иоанна, отрывки из посланий апостола Павла коринфянам, ефесянам. Дешифровка этих и других текстов стала возможной благодаря привлечению всего богатства грамматики и лексики удинского языка. Существование албанского Лекционария подтверждает наличие древних переводов на удинский язык Библии, в частности, Книг пророков, Евангелия.

Большой интерес к удинам проявил великий французский писатель Александр Дюма. В своей известной книге «Путешествие на Кавказ» он пишет о своем огромном интересе к удинам, их происхождению, языку, культуре. Писатель рассказал о встрече с учителем-удином, в беседе с которым подробно расспрашивал его о древних исторических корнях удин, традициях, обычаях [10].

Сегодня целая группа российских ученых, представляющих академическую науку, плодотворно занимается изучением кавказских и восточных языков, в частности, истории и культуры Кавказской Албании, в том числе и истории удинского языка (Удинский язык: грамматика, лексика, история языка. М., 2008). В их числе Д. Ганенков, Ю. Ландер, Т. Майсак и другие [18; 20].

Касаясь особенностей и судьбы социально-политического бытия современных удин, отметим, что сегодня их в мире всего 10 тысяч человек и они оказались раздробленными на части, разбросанными по всей территории бывшего Советского Союза и зарубежных государств.Большая группа удин компактно живет и говорит свободно на родном языке, соблюдает традиции и обычаи только на своей исторической родине – в современном Азербайджане. После прихода к власти Г. Алиева в Азербайджанской Республике установились относительная стабильность, спокойствие и межнациональный мир.Сегодня удины пока еще ощущают свое духовное единство, целостность, этническую идентичность. Словом, удины состоят из отдельных частей, но единого этноса, расселившегося по СНГ и дальнему зарубежью. На протяжении всей истории, начиная с античного периода, многоязычие и инонациональное окружение сыграло и положительную роль, оно позволяло удинам сохранить свой язык, культуру, менталитет. Сегодня, в условиях двуязычия, особенно в России, молодое поколение удин быстро теряет родной язык, этническую культуру. Кроме родного, они говорят на азербайджанском, русском, грузинском и других языках стран СНГ и государств мира. Однако в настоящее время удинская молодежь, родившаяся и выросшая в других странах, в диаспоре, говорит, в основном, на русском языке, быстро растворяется в многоязычной среде, ассимилируется, принимая языки титульных или иных этносов. При встрече с нами молодой московский ученый, сотрудник Института востоковедения РАН Ю. Ландер, знаток истории и языков народов Кавказа, с беспокойством говорил об активных процессах маргинализации, утрате удинами своей идентичности, своих корней, истории, языка и культуры. Он, с сожалением, признал, что удины, живущие в странах СНГ и Балтии, через несколько десятилетий, вообще, забудут свой древний и уникальный язык в силу активно идущей среди них естественной ассимиляции и аккультурации [20].

Рассматривая актуальные проблемы современного социально-этнического бытия удин, остановимся на основных причинах и побудительных мотивах миграции и жизни в диаспоре (экономические, политические, этнические, культурные, религиозные и т. д.). Очевидно, что причины и мотивы носят комплексный характер, но, в первую очередь, они связаны с распадом СССР, разрушением советской цивилизации, радикальными трансформациями общественно-экономических систем в странах СНГ. Разрушение Советского Союза, отказ от идеи государственного патернализма, переход к рынку у многих больших и малых этносов,этнических меньшинств вызвали страх за жизнь, свою судьбу, настоящее, особенно будущее. Эмиграция в Российскую Федерацию, в первую очередь, была связана с тем, что Россия признала себя правопреемником СССР, всегда была содружеством различных народов, культур и цивилизаций, многонациональным и поликонфессиональным государством. Переселению способствовало то, что удины с детства владеют русским языком, знают толерантность российских народов и их культуры. Немалое значение имели материальные, экономические факторы, хотя наличествуют причины культурно-языкового и идеологического характера (религия, язык, культура, традиции и пр.). Данное предположение подтверждается и анализом мотивов и причин переселения в страны СНГ, выявленных в результате неоднократных встреч и опросов удин, живущих в Москве и Подмосковье, Краснодарском крае, Ростовской области, особенно в Таганроге, Шахтах, а также в Украине (Горловка), г. Актау (бывший Шевченко) Республики Казахстан, проведенного автором за последние десятилетия. Например, мотив «карабахский конфликт», агрессия Армении против Азербайджана, «ожидание» новой войны между ними отметило большинство опрошенных; «неуверенность в завтрашнем дне»около четверти; «в связи с тем, что уехала значительная часть родных» – остальные. Основную причину последней эмиграции следует искать в том, что многие из современных удин являются русскоязычными, т. е. в изменениях социокультурных, духовно-нравственных ценностей, особого «жизненного мира» людей. Как известно, само освоение социального бытия осуществляется разными путями. Непрерывно меняющаяся природная и социальная среда, нарастание неопределенностей и рисков в современном мире заставило людей почувствовать дискомфорт даже в привычной для себя среде обитания. В числе причин оказались и вопросы психологического характера, действие закона подражания, когда переселялись родные, близкие, соседи. Естественно, что решающую роль играет государство, обладающее монопольным правом и способностью определять политическое и культурное пространство граждан, его правовые и социальные нормы и ценности. В этой связи следует охарактеризовать национальную политику государства и его властных элит. В истории переселения, миграции удин в XX в. можно выделить несколько волн. Первая волна связана с распадом Российской империи, началом Гражданской войны и иностранной интервенцией в стране, особенно в Закавказье. Одновременно в 20–70-е гг. прошлого столетия продолжился также интенсивный процесс тюркизации, арменизации и грузинизации удин. Многие эмигранты, покинув традиционный ареал расселения, в дальнейшем забывали родной язык, теряли ментальность, растворялись среди местного населения в разных республиках Советского Союза. В результате на исторической Родине, в Азербайджане, в ХХ в. не наблюдалось демографического прироста, потому что беспрерывно происходил отток удинского населения, его зрелой и здоровой части, особенно молодежи. Получалось, что в Республике за этот период постоянно проживало всего 6–10 тысяч человек. Они дисперсно жили на всей территории Азербайджана, в разных его городах и районах, в том числе и в Нагорном Карабахе. С началом Великой Отечественной войны около 800 удин оказалось на различных его фронтах. Погибли на полях сражений, пропали без вести, словом, не вернулись 256 человек.

Вторая волна эмиграции началась со второй половины ХХ в., когда молодежь, после окончания средней школы, стала уезжать на комсомольские стройки наших пятилеток. Особо престижной оказалась учеба в высших учебных заведениях страны. Каждая волна эмиграции имела свои причины, характерные особенности. В их числе: стремление людей быть свободными и самостоятельными, желание учиться и стать профессионалом, приобщиться к достижениям русской и мировой науки, техники, культуры, делать успешную карьеру и, в конце концов, быть богатым. В совокупности все эти причины предопределяли стремление удин покинуть родные места. Не секрет, что этой волне эмиграции был присущ высокий настрой и энтузиазм, ответственность за личный выбор, готовность служить Родине и своему маленькому народу. Удины уезжают, чтобы стать учеными, инженерами, врачами, строителями, юристами, военными. Некоторые объясняют свой отъезд чисто житейскими причинами: ищут более высокой оплаты труда, свободного приложения своего таланта и способностей, ищут новые возможности для профессионального роста, творческой деятельности.

Переселение удин в ХХ в. носило объективно-исторический характер. Во второй половине прошлого столетия в СССР происходило активное переселение народов. Десятки миллионов людей уезжали на стройки социализма, начался интенсивный процесс урбанизации, когда граждане страны из сел переселялись в города. Именно тогда в стране появились огромные мегаполисы. К сожалению, идеологизация всех сфер жизни советского общества, ускоренное движение к социальной однородности оказывало негативное влияние на историческую судьбу большинства народов, в том числе и удин. В значительной мере была разрушена традиционная среда обитания, условия бытия этноса были нарушены обстоятельствами территориального, демографического, культурного, языкового, психологического и иного свойства. Игнорирование специфики жизнедеятельности удин,предание забвению потребностей социально-экономического, политического, культурного и духовного развития народа привели к социальной неудовлетворенности, которая приобрела характер эмиграции [7; 9]. Как известно, в основе эмиграции как социального действия национального субъекта лежит менталитет: устойчивая константа ее жизненных установок и норм поведения, эмоций, настроений, идущих из глубинных зон психологии и истори­ческих традиций. Разумеется, менталитет противоречив и не монолитен, но он пронизан передаваемым из поколения в поколение мифом и легендами о земле предков, об исторической Кавказской Албании. В условиях общественной нестабильности, ослабления прежних регуляторов жизнедеятельности людей, эмиграция – социальное действие, объективно противоречивый элемент спонтанного процесса жизни каждой этнической группы, национальной диаспоры.

Специфика истории этнического бытия России заключается о том, что на ее территории несколько столетий назад возникло огромное государство имперского типа, могущество которого было достигнуто главным образом в силу ассимиляции значительной части нерусского этноса. И не секрет, что в разные периоды российской истории правовые статусы представителей разных народов существенно разнились. Поэтому следует помнить, что в целом как историческое, так и правовое сознание общества, титульного этноса, сохраняет преемственность в своем развитии. И не случайно, что нередко это определяет отношение коренных народов к приезжим, мигрантам, инонациональному соседу, часто оно не находит нравственного осуждения.

Сегодня важно, чтобы Россия для всех своих граждан, людей всех национальностей, в том числе и для удин, стала настоящей Родиной. Она не должна превращаться во временное убежище, пристанище.Следует подчеркнуть, что любая волна эмиграции представляет собой, в конечном счете, результат патологии, знак неблагополучия, наличия серьезных проблем в социальной системе. При любых потрясениях в национальной памяти воскрешается своеобразный генетический код: если еще вчера общество преследовало, подвергало дискриминации своих членов по признаку крови, то подобное может повториться в любой момент, когда для этого созреют необходимые условия, поэтому надо искать ту социальную нишу, в которой гарантируется безопасность. Общество помнит насилие со стороны государства, неуважение официальных властей к историческим и культурным традициям многих народов, ограничения гражданских прав и общественной жизни. Периодически повторяющаяся практика, а также долгие и традиционные отношения к нерусским гражданам в Российской империи как к инородцам, а в советское время приоритетная роль титульных этносов республик, не могла не сказаться на психике и умонастроениях людей некоренных национальностей. Отсюда, в сознание представителей многих национальностей внедрилась не совсем объективная и справедливая идея о том, что выстроить совместное безопасное существование достаточно сложно, что они всегда будут оставаться чужим этническим меньшинством, пока не обзаведутся, как отдельная нация, собственной территорией и не создадут отдельное государство. Сегодня эмиграция для многих больших и малых этносов, не имеющих собственного государства, является способом спасения от исторически существующей и постоянно воспроизводящейся угрозы расизма и национализма, агрессии и экстремизма. Одновременно она является формой глубинного подсознательного стремления освободиться от комплекса неуверенности в своем бытии. Глобализация, проводимая сегодня развитыми странами, несмотря на всемирно-исторический и объективный характер, вызывает негативное отношение к себе и сопротивление немалой части человечества, порождает различные формы этноцентризма и национализма. Современный тип глобализма, разрушая традиционные общества, порождает новые формы отчуждения, агрессии и миграции. Идея мультикультурализма и политика формирования замкнутых диаспор привели в развитых странах к кризису всей системы межэтнических и межконфессиональных отношений. Политика мультикультурализма, выделение различий между этносами и религиями в России также ведут к появлению новых форм отчуждения и недоверия между народами, что отражается на их социальном бытии и этническом самосознании. Важно за формально декларируемыми правами человека увидеть права этнических меньшинств и мигрантов. Очевидно, что темпы общественных изменений будут во многом зависеть от формирования общенациональных целей и ценностей. Следует активно использовать потенциал средней и высшей школы, всей системы образования и воспитания, потому что носителем толерантности, культуры и гуманизма является не просто образованный человек, а гражданин, способный понимать, творчески мыслить иактивно действовать. Современный гуманизм и ценности могут базироваться в основном на научной каspan style=font-size: medium;text-indent: 0.8cm; margin-top: 0.14cm; margin-bottom: 0cm; text-align: justify;ртине мира, общество обяfont-size: medium; городах и районах Азербайджана.font-size: medium;/spanзано впитать всебя все богатство высокого духовного наследия прошлого. Однако сегодня в обществе господствующее положение занимает массовая культура с примитивными ценностями и низменными страстями. В системе этнической идентичности преобладает противостояние, антиномичная и мозаичная культура, в которой знания складываются на основе определенного противопоставления этносов на «мы» – «они», «свои» – «чужие», из разрозненных обрывков,фрагментов, связанных простыми связями и случайными отношениями. Часто мир этничности основывается на мнениях, а не на самих знаниях, в ней отсутствуют объективные обобщения, не осуществлен реальный синтез. Мозаичная культура иррациональна по своей природе, продуцирует только мифы, иллюзии, слухи, нелепости, что не способствует развитию подлинного гуманизма и высокой духовности.

В этой связи очень важно донести до общества всю правду о прошлом народов России, которая была и остается тернием в нашей памяти. Сегодня «национальный вопрос» в России – проблема универсальная для отечественной науки, касающаяся не только философии и социально-гуманитарных наук, но и политической практики. Не всегда справедливо винить в росте экстремизма и национализма народы, поскольку они часто являются результатом противоречивого действия политических сил, общественной системы. В результате декабрьских событий 2010 г. в Москве и других городах, столкновениях на межэтнической почве, морально потерпевшими и жертвами стали вся наша страна и ее народы, а не только русские и представители отдельных национальностей. Современное российское государство призвано служить интересам гражданского общества как наднациональной целостности, содружеству людей всех этносов и наций во имя стабильного и гармоничного развития страны.

Завершая статью, отметим, что основная идея заключалась не только в стремлении рассказать о своих земляках-удинах. Тревогу и беспокойство вызывает нарастание агрессии и экстремизма, этнофобии и мигрантофобии в нашем обществе, активность действий различных неонацистских и неофашистских групп. Теории превосходства отдельных рас и наций всегда использовались государствами и разными политическими элитами и группами в качестве идеологической доктрины. На самом деле, они служат желанием господства и стремлением оправдать низменные психологические стороны человеческой природы. Как известно, националист как политический тип является эгоцентриком, прежде всего, он озабочен своими собственными интересами и амбициями, в последнюю очередь его интересуют взаимоотношения с другими этносамии мигрантами, живущими рядом. Рецепт у него однозначен: он не мыслит себе решение «русского вопроса» без признания национальной исключительности русских. В современной «патриотической» литературе, ратующей за идеологическую целостность и полноту русской национальной доктрины, «национальный вопрос» признается как фактор второго порядка, который должен быть решен окончательно и бесповоротно. Рекомендация проста: «инородные тела» внутри национального тела должны осознать, что их место на вторых ролях, на задворках истории России, вне и за ее пределами. Национализм как тип политического сознания маргинальных слоев общества – это исторический феномен, его бытие есть специфический способ существования во времени, когда настоящее не только вырастает из прошлого, но частично сохраняет его в своем составе. Этот тезис представляется чрезвычайно важным в связи с попытками фальсифицировать или радикально пересмотреть историю этнического бытия народов России. Этническое бытие как фактор общественного развития России представляет собой огромный исторический пласт, освоение которого имеет не только чисто научное, но и огромное практическое значение. Историческая память и этническая идентичность народов, их правосознание скрывают в себе большинство мотивов сегодняшних и будущих действий – от решений политиков до общения на бытовом уровне. В этой палитре взаимосвязей скрыты весьма полезные и ценные уроки социального бытия народов современной России, к глубокому осмыслению которых следует постоянно возвращаться в новых условиях. Решение возникших за последние десятилетия новых проблем в области межэтнических отношений возможно только на основе доверия, мира и согласия, в конце концов, компромисса появившихся многообразных интересов и потребностей различных групп этнических элит и общества.

Насколько объективны противоречия и конфликты в системе современных межэтнических отношений в России? Когда и каким образом они могут быть преодолены? Чем объяснить «живучесть» национализма и экстремизма в истории?

Рассматривая историю этнического бытия народов России, следует признать, что в течение прошлых столетий история России традиционно исследовалась с позиции национального, этнически однородного государства. В своих многотомныхтрудах Н. М. Карамзин, В. О. Ключевский, С. Соловьев и многие другие освещали историю России как мононационального государства, что соответствовало существовавшему в теории идеалу политической организации общества. Сегодня научное исследование следует осуществлять с иных методологических позиций: история Российской Федерации в целом, в том числе и история ее народов в отдельности, могут быть исчерпывающе изучены с учетом всего прошлого наследия, понимания всей полиэтничности и многоконфессиональности, неразрывной частью которой являются все большие и малые этносы, этнические группы. Изучение истории этнического бытия народов Российской Федерации диктует необходимость определения тех специфических условий, в которых возникли Российская империя и Советский Союз. Именно эта задача обуславливает постановку ряда принципиальных вопросов, имеющих непосредственное отношение к нашему исследованию: каковы реальные механизмы формирования больших многонациональных государств? Какими методами осуществлялось включение в их состав территорий, населенных этнически и конфессионально разными народами? Выполнила ли Россия свою историческую миссию, интегрировав в течение целого тысячелетия в евразийское пространство народы, представляющие разные культуры и цивилизации? Сегодня потребности совместного социального бытия актуализируют разные стороны, аспекты исторического опыта, требуют осмысления и радикальной переоценки прошлого. На изломах истории люди особенно остро ощущают потребность знать историю, найти свои корни, понять прошлое. Обращение к прошлому позволяет восстановить утраченную связь времен и поколений, найти в истории ответы на многие вопросы современного бытия. Постижение специфики этнического бытия удин как одного из древних народов мира и новой этнический группы в России, их «жизненного мира» и идентичности проливает свет на истоки многих проблем современного многонационального и полиэтнического сообщества. В условиях формирования в Российской Федерации демократического, правового и социального государства она помогает понять формы и механизмы взаимодействия представителей разных культур и цивилизаций, этносов и наций во имя стабильного и гармоничного развития страны.

 

Библиографический список

 

    1. Алиев, К. Г. Античная Кавказская Албания [Текст] / К. Г. Алиев. – Баку, 1992. – 238 с.

    2. Ворошил, Г. О древнеагванском алфавите и удинском языке [Текст] / Г. Ворошил // Известия АН АзССР. Серия «Общественные науки». – 1962. – №1.

    3. Ворошил, Г. Взаимоотношения азербайджанского и удинского языков [Текст]: автореф. дис. … д-ра филол. наук / Ворошил Г. – Баку, 1973.

    4. Ворошил, Г. Удинско-азербайджанско-русский словарь [Текст] / Г. Ворошил. – Баку, 1974. – 297 с.

    5. Ворошил, Г. Кавказская Албания (историко-филологические этюды) [Текст] / Г. Ворошил; (на азерб. яз.). – Баку, 1993.

    6. Геродот История [Текст] В девяти книгах / Геродот; пер. с древнегреч. Ф. М. Мишенко. – Москва. 1888. т. II, кн. VII.

    7. Данакари, Р. А. Этническое бытие [Текст]: монография / Р. А. Данакари. – Волгоград: ИПК «Нива», 2007. – 296 с.

    8. Дирр, А. М. Грамматика удинского языка [Текст] /А. М. Дирр // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа (МОМПК). 1904. Вып. ХХХIII, отдел IV. – Тифлис, 1903.

    9. Джавадов, Г. Удины: историко-этнографические исследования (на азерб. языке; резюме на англ. и русском языках) [Текст] / Г. Джавадов, Р. Гусейнов. – Баку: Изд-во «Элм», 1999. – 253 с.

    10. Дюма, А. Путешествие на Кавказ. Глава «Удины» [Текст] / А. Дюма. – Баку: Изд-во «Элм», 1986.

    11. Иеромонах Алексий (Никаноров). История христианства в Кавказской Албании [Текст] / Иеромонах Алексий (Никаноров). – Баку: Изд-во «Нурлан», 2005. – 194 с.

    12. Моисей Каланкатуйский. История албан [Текст] / Моисей Каланкатуйский; пер. К. Патканова. – СПб., 1861.

    13. Климов, Г. Ф. К состоянию дешифровки агванской (кавказско-албанской) письменности [Текст] / Г. Ф. Климов // Вопросы языкознания. – 1967. – №3.

    14. Мамедова, Ф. Кавказская Албания и албаны [Текст] / Ф. Мамедова. – Баку, 2005. – 608 с.

    15. Народы России: энциклопедия [Текст] / гл. ред. В. А. Тишков. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1994. – 479 с. ил.

    16. Панчвидзе, В. Н. Удинский язык [Текст] / В. Н. Панчвидзе, Е. Ф. Джейранишвили // Языки народов СССР. Иберийско-кавказские языки. – Т. 4. – М., 1967.

    17. Страбон. География [Текст] / Страбон. – Книга ХVI. – Гл. 4, 18.

    18. Талибов, Б. Б. Удинский язык [Текст] / Б. Б. Талибов, Т. А. Майсак // Языки Российской Федерации и соседних государств: Энциклопедия. Т. 3. – М., 2005.

    19. Тревер, К. В. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании IV в. до н. э. – VII в. н. э. [Текст] / К. В. Тревер. – М.–Л., 1959.

    20. Удинский сборник: грамматика, лексика, история языка [Текст] / авт. Д. С. Ганенков, Ю. А. Ландер, Т. А. Майсак // Исследования и материалы по языкам Кавказа. Выпуск 1. Институт языковедения и Институт востоковедения РАН. – М.: Изд-во Академия, 2008. – 462 с.

    21. Флоренский, П. Детям моим. Воспоминания прошлых дней [Текст] / П. Флоренский. – М., 2004.

    22. Harris, A. Endoclitics And origius of Udi morphhsyntax [Text] / A. Harris. – Oxford: Oxford University Press, 2002.

    23. Shulze, W. Tward a history of the udi Language [Text] / Wofgang Shulze. – University of Munich, 2004. – 470 p.

 

Сайт сделан в мастерской Ivan-E